Продолжим пиар

Еще один замечательный человек из моей френдленты пишет про Туську и Васю.

«В море. Насамуи глубине. Жыл человек. Алеша. он жыл в мори. Что бы не кого не обижат. У него был друк. Вася. Вася был камбала. вася думал. Что он оченн красивыи. Вася хотел жыт на улицы в Аква реуме. Что бы люди говорил и какои онн красивыи. Пришли люди с Сатком. Люди помали Васю. Вася сам по палсе. Васю посадили в Аква Реум в ресторане кофе. Васю посадили что бы его потом под жареит. Вася плакал. Люди пришли и говарят. Вася не красивый. Вася плохой. Люди не стали жарит Васю. Вася не красивыи его не иедят. Вася был рад. Что он не красивыи. Вася пла вал и пел».

Замечательный Вася.

Вернулись из Mojave National Preserve

Маленький лагерь на пять парковочных мест у Mitchell Caverns. Виды – “Мохав подо мною…”
Фото нет, потому что забыли фотоаппарат. Также забыли взять водку, причем все.

В итоге предавались мещанским развлечениям, так-то: стрельбе из детского арбалета навскидку, швырянию камней в пустую коробку из позиции “сидя в складном походном кресле”, пению “а капелла” известной композиции Моцарта и “Полета Шмеля”, потому что гитару тоже никто не взял.
В финале марлезонского балета у нас кончились дрова на пару часов раньше времени. Все разбрелись по палаткам и с меня как-то само собой вытекающим образом стребовали сказку про чупакабру.

Вот она:

В далеких и жарких мексиканских джунглях жила-была чупакабра. И никто-никто не знал, что это за зверь или птица, даже сама чупакабра. А спросить ей было не у кого, потому что она была очень страшная и все от нее разбегались. И однажды чупакабра решила, что так дальше продолжаться не может. И придумала она отправиться искать того, кто ей скажет, кто она такая.
Долго шла чупакабра и наконец встретила ворону. Ворона сидела на суку и ела сыр.
– Здравствуй, ворона! – сказала чупакабра. – Не знаешь ли ты, кто я на самом деле такая?
А ворона, она была глупая и умела говорить только – Кар! Кар! Кар!
Увидев чупакабру, она громко закаркала – Кар! Кар! Кар! – и у нее выпал из клюва сыр.
Поняла чупакабра, что от такой глупой вороны ничего не добьешься.
И опять пришлось ей идти дальше. Шла она, шла, так долго шла, что листья с деревьев стали облетать.
И встретился чупакабре ежик.
– Здравствуй, Ежик! – сказала чупакабра.
А ежик свернулся клубочком, выставил колючки и запыхтел: – Я боюсь тебя, чупакабра! Я не буду с тобой разговаривать!
Огорчилась чупакабра и пошла дальше.
И вдруг видит, сидит под деревом зайчик.
– Здравствуй, Зайчик-зайчик! – сказала чупакабра. – А скажи мне, не знаешь ли ты, кто я такая?
Но не успела она договорить, как трусливый зайчик быстро-быстро убежал, только пятки сверкали.
Огорчилась чупакабра и пошла дальше. Она шла долго-долго, так что даже наступила зима.
И увидела чупакабра берлогу, а из берлоги шел пар. Там спал медведь.
Обрадовалась чупакабра, спустилась в берлогу и давай тормошить медведя.
– Медведь! Медведь! Вставай, медведь! Чупакабра пришла!
Но медведь спал, сося свою медовую лапу, видел десятый сон и просыпаться не захотел. Вздохнула чупакабра, переночевала у медведя под теплым боком и пошла дальше.
Шла она долго, так что снег успел растаять, а трава – зазеленеть. И вышла она на зеленый луг, красивый-красивый. А на лугу играл мальчик. Чупакабра подошла поближе и сказала:
– Здравствуй, мальчик! Меня зовут чупакабра. А не знаешь ли ты, кто я на самом деле такая?
Мальчик посмотрел на чупакабру, улыбнулся и сказал:
– Чупакабра! Откуда же мне знать, кто ты на самом деле такая? Я же еще маленький мальчик и многого не знаю. Давай лучше просто дружить!
Чупакабра обрадовалась и стали они с мальчиком дружить, и дружили долго-долго.
КОНЕЦ

Про японскую кухню воспоследует завтра.

Старый святочный рассказ

Жил-был Сет. Нет, не бог Сет – просто ему нравилось называть себя так. Хорошее имя, звучное, но не слишком громкое. У Сета был Дар. Хотя он и не знал, какой. Иногда он умел предсказать строку песни перед тем, как она прозвучит. Время от времени он писал стихи, рисовал, пел и играл в кубики.
Наконец ему все это наскучило и он стал думать – кому нужно мое сатори? Зачем я пишу стихи и рисую? Ведь горы – это просто горы, а реки – просто реки. Сет принялся ходить по земле и задавать себе этот вопрос, но никто не дал ему ответа. Сет с горя пил алкогольные напитки и ругался страшным словом «экзистенциализм». Потом он устал и лег спать. И тогда ему приснился сон.
Во сне к Сету пришел маленький мальчик с плюшевым медвежонком и они долго строили большую елку для празднования Нового Года.
Проснувшись, Сет улыбнулся и отправился дальше, задавать все тот же вопрос – кому нужно мое сатори? Но теперь он почему-то хитро прищуривается, когда ждет ответа.

2003 год
текст выверен

Шергин

Новое – это хорошо забытое старое:

http://lib.ru/TALES/SHERGIN/r_shish_moskovskij.txt

Тащился Шиш пустынной дорогой. Устал… И вот обгоняет его в тарантасе
незнакомый мужичок. Шишу охота на лошадке подъехать, он и крикнул:
– Здорово, Какойто Какойтович!
Мужичок не расчухал в точности, как его назвали, но только лестно ему,
что и по отчеству взвеличили. Тотчас попридержал конька и поздоровался.
– Что, – спрашивает Шиш, – аль не признали?
Мужичок говорит:
– Лицо будто знакомое, а не могу вспомнить…
– Да мы тот там год на даче в вашей деревне жили.
– А-а-а!… Извиняюсь!… Очень приятно-с!
– Как супруга ваша? – продолжает Шиш.
– Мерси. С коровами все… Да вы присядьте ко мне, молодой человек.
Подвезу вас.
Шишу то и надо. Забрался в тарантас, давай болтать. Обо всем
переговорил, а молча сидеть неохота. И говорит Шиш спутнику:
– Хозяин, давай рифмы говорить?!
– Это что значит рихмы?!
– Да так, чтобы было складно.
– Ну, давай.
– Вот, например, как звали твоего деда?
– Кузьма.
– Я твоего Кузьму за бороду возьму!…
– Ну, уж это довольно напрасно! Моего дедушку каждый знал да уважал. Не
приходится его за бороду брать.
– Чудак, ведь это для рифмы. Ну, а как твоего дядю звали?
– Наш дядюшка тоже были почтенные, звали Иван.
– Твой Иван был большой болван!
Шишов возница рассвирепел:
– Я тебя везу на своем коне, а ты ругаться!… Тебя как зовут?
– Леонтий.
– А Леонтий, так иди пешком!
– Дяденька, это не рифма…
– Хоть не рихма, да слезай с коня!
Дядька с бранью уехал, а Шишу остаток пути пришлось пройти пешком. И
смешно, и досадно.

А вот про шоу “Большой Брат” оно же “За ссыклом” !

– Увидел я, мистер Пронька, велику в тебе жадность к деньгам и надумал
держать с тобой пари. Я, американской гражданин, строю на главном пришпехте
магазин, набиваю его разноличными товарами и передаю тебе в пользование.
Торгуй, розживайся, капиталы оборачивай, пропивай, проедай… За это ты,
мистер Пронька, пятнадцать лет не должен мыться, стричься, бриться,
сморкаться, чесаться, утираться, ни белья, ни одежды переменять. Мои
доверенны будут твои торговы книги проверять и тебя наблюдать. Ежели за эти
пятнадцать лет хоть однажды рукавом утрессе, лишаю тебя всего нажитого и
выбрасываю тебя босого на улицу. Ежели же вытерпишь, через пятнадцать лет
хоть во ста миллионах будь, все твое бесповоротно. Далее, как ученой
человек, буду я про тебя книги писать и фотографом снимать. Вот, мистер
Пронька, подумайте!