Среброспинки

Старик Грюмырр такое говорил,
Что уши отпадали у горилл,
И только самый мелкий горилленок
С высокой ветки слушал, как лопух
Про ружья, клетку и аэроплан
В страну чужих и голых обезьян.
Про странных странных и людей людей,
Про клетки клетки и людей людей
Про тысячи и тысячи людей
Что шли любуясь клеткой каждый день
Все десять лет и каждый каждый день
Пока не кончилась вся эта дребедень.
Ружье и клетка и аэроплан,
Страна знакомых прежних обезьян.
Никто не понимает здесь его,
Про клетки здесь не знают ничего,
Про ружья здесь не знают ничего.
А он твердит про ружья и людей,
Про клетки, изотопы, королей
Про палачей, про Плотника с Моржом,
Про революцию, Керенского, Боржом,
Про ТВЭЛы, Фукушиму, Колыму…
Никто не откликается ему,
А он хрипит и ухает во тьму
И тьма хрипит и ухает в ответ:
Я есмь тьма. А утром будет свет.

slice of life

За стенкой малыши разговорились:
– Вот это папа, это мама…
– Мама! (подумав чуть) Моя!
– Моя! Моя!
А мама треплет “тетрис” на лэптопе.
Ей, как обычно, хочется прилечь,
Да куча дел по дому. Накопились.
И ребятишкам, кстати, спать пора…
О да, пора. Вот слышен громкий вой:
Денис устроил гору из подушек
И громко объявляет всем войну
На громкости в сто двадцать децибел.
Почистить зубы, мыться и в кровать,
Почистить зубы, мыться и в кровать
Еще раз, но уже для Валентина.
… вот минул час. Лишь тихий шепоток
Из детской спальни “Мама! Мама! Ма-ама!”
– Чего тебе?
– Дай молока!
– Нет, молока нельзя. Ты чистил зубы.
– Тогда водички!
– Хорошо, водички.
Скрипит диван, закрыт лэптоп, и два стакана
С водой доставлены из кухни малышам
Последней точкой радужного дня.
А дальше лишь обычная рутина…

В детский сад и обратно

С папой в лужу не пошли
С папой лужу обошли.
И Дениска не пошел,
И Дениска – обошел!

Улица широкая
Серый тротуар
Дениска исполняет
Свой репертуар

Канни воется в манне!

Посвящается маме двоих детей one_way, чтоб она была здорова.

похоже, я буду переводить The Runny Babbit столько же, сколько Silverstein ее писал. Это стихотворение заняло год.

Канни воется в манне.

Перед ужином пришлось
Канни в манне выться.
А он был володен как голк
Потел он ходкрепиться.
Погрыз мезиновый он рат
И путочку-ищалку
Потом он пыльных музырей
Из пыльницы мочавкал.
Потом в пуглу он остоял,
Песерт не долучил…
А потому что, осмелев,
Пампунь он мамин шил!

Оригинал:
Continue reading

А я опять просрал мини-прозу

ла-лала.

Вот вам детское стихотворение. Когда я читаю сыну Силверстина на ночь, обязательно хочется тут же сесть и переводить. Вот Макс Немцов взял и перевел, а я пока сублимирую.

И вотвамрезультат. Влекутеговмилициюколенкаминазад…

Есть люди, которым в жизни везет
Есть те, кому не очень.
Есть люди, которые знают что
Им в жизни труднее, чем прочим.
Им трудности – вечный жизни удел
И средство время занять
На самом же деле везет и им,
Они просто не знают
Или не хотят знать.

Про козявку

(детская успокоительная чепуха)

Мелкая козявица
На меня козявится,
Что-то ей не нравится,
Маленькой козявице.

Что ж тебе не нравится,
Мелкая козявица?
Говорит козявица:
– А-уа-уа!

У нее в козявстве
Полчища игрушек,
Разных погремушек,
Паровозов, мишек,
Кубиков простых.

А она козявится,
Вредная козявица
Всё-то ей не нравится,
Что ни подавай.

Что ж тебе не нравится,
Мелкая козявица?
Говорит козявица:
– Ая-яя-яй!

Double double toil and trouble

Накопилось за неопределенное время всякого.

Вот, например – double double toil and trouble.

Сделано для того, чтобы петь караоке (в идеале – детский хор) на известное переложение ведьмовского колдунства из Макбета. Есть мысль наложить на музыку, но для этого нужен караоке саундтрек, а у меня нету. Там видно будет. Перевод очень вольный.

До краев забот и горя –
На огне кипи, котел!
До краев забот и горя –
Кто-то страшный к нам пришел!

Глаз на кончике ножа,
Когти черного ежа,
Тараканов килограмм
Зуб варана, шерсть козла

До краев забот и горя –
На огне кипи, котел!
До краев забот и горя –
Кто-то страшный к нам пришел!

Черной пеною бурлит,
Закипает аконит,
Болиголова щепоть,
Ведьмы старой прах и плоть.

До краев забот и горя –
На огне кипи, котел!
До краев забот и горя –
На огне кипи, котел!
До краев забот и горя –
На огне кипи, котел!
Кто-то страшный к нам пришел!

Оригинал:
Continue reading

Shel Silverstein

А что, его на русский вообще не переводили? В яндексе лишь жуть и мрак, с редкими записями в чьих-то блогах и еще есть три стишка на проза.ру.

А мы вчера еще две книжки купили.

Вот из книжки про бролика Канни. Вольный перевод мой.

Way down in the green woods
Where the animals all play,
They do things and they say things
In a different sort of way –
Instead of sayin` “Purple hat,”
They just say “hurple pat.”
Instead of sayin` “feed the cat,”
They just say “ceed the fat.”
So if you say, “Let’s bead a rook
That’s billy as can se,”
You’re talking Runny Babbit talk,
Just like mim and he

Зверюшки веселятся
В лесу большой толпой.
И все у них не так как здесь,
и выговор другой.
Где мы попросим “взять кота”,
они козьмут вота.
Мы скажем “шляпа здесь”, они
Подхватят: “здяпа шлесть”.
И если ты предложишь мне
“пнижку кочитать”,
то значит, с Канни броликом
Нора пам поиграть.

Детское

* Рядовой Пяткин, отставить сьедать капитана!
* Донья Энчилада с сэром. То есть с Сыром
* Он опять переполз через собаку!
* Вчера наелся земли.
* Уберите этого сруля!

Ой, младенческие пя-а-тки
Ой да дивно хороши
Обожаю эти пятки
Ой да от всей своей души.

А игрушка-погремушка
Покатучая была
Покатилась, закатилась
Ой до дальнего угла.

А Валентин проворен был
Он игрушку увидал
За игрушкой-погремушкой
Он да по полу подползал.

А Валентин ее хватает
И в руке своей трясет
Ой, обглодает, обглодает
И слюной ее польёт.

Доброе утро, страна!

Если долго по кроватке
Если долго по постельке
Если ползать, плакать, прыгать,
Резво ножками сучить

То, конечно, папа станет
И, наверно, мама станет
Безусловно-словно станет
Красноглазым(ой) как сова!

А-а, что ж ты проснулся, наказанье мое?
А-а, в три часа ночи ты устроил нытьё.
А-а, а потом ты пообедал
А-а, и по комнате забегал
А-а – и устроил ералаш.
Continue reading

Из жизни пилотов

Раз известный летун Валентин
Полетать собирался один.
Но забыл он подгузник
Погрузить в “кукурузник”,
И, вернувшись, он был нелюдим.

***

Собака-летака
Летает над Валей,
Летает над Валей
И машет ушами.
Зачем же собака
Летает над Валей?
Придумайте сами,
Придумайте сами.

Собака-летака
Ушами сигналит
“Привет! Добрый день!”
Или просто “В полет”
Собака снижается –
Скоро причалит
Валюше на руки
И песню споет.

Трудности общения

Когда с работы в дом бегу,
Навстречу мне кричат “Агу!”.

Я спрашиваю – Что за крик?
А он в ответ мне только – “Ик!”

Я говорю – пойдем тпруа*?
А он скулит в ответ “Уа-а!”

В два месяца простительно
Быть невразумительным.

ТПРУА – слово из лексикона младенцев, обозначает “гулять”

Песня про газики

Вечером в ужасно поздний час
Нападают газики на нас
И тогда орет ребенок наш,
В его пузе – полный ералаш!

Уйдите, газики, по моему хотению
Умчитесь, газики, от нас путем пердения.
Пусть мальчик спит спокойный,
Сытый и довольный,
И даст нам хоть часок передохнуть.

Утречком в ужасно ранний час
Вновь напали газики на нас.
Радостно проснуться в пять утра –
Самая для газиков пора!

Уйдите, газики, по моему хотению
Умчитесь, газики, от нас путем пердения.
Пусть мальчик спит спокойный,
Сытый и довольный,
С утра и до обеда без проблем.

Вот уже недели этак три
Газики свирепствуют внутри.
Нам лекарство слабо помогло,
Кажется, что пузо ожило…

Уйдите, газики, по моему хотению
Умчитесь, газики, от нас путем пердения.
Пусть мальчик спит спокойный,
Сытый и довольный,
И мы тогда немного отдохнем…

Про чучайник

Я первым встаю из постели с утра,
Я страшно велик и могуч.
И сразу чучайник мне ставить пора,
Чучайник для маленьких чуч.

А чучи лежат, смотрят сладкий свой сон
И думают – Чу! Это он!
Свистит наш чучайник, красив и умён.
Он полон чучая и чёрн.