Зомби-пятнашки: раунд 4. Хрень

произведение публикуется в рамках игры “Зомби-пятнашки”
(с) Алексей Лукьянов.
печатается с разрешения автора
Источник: блог автора


Хрень

Дверь они попросту выдавили. Здоровые, идиоты, если мертвяков можно назвать идиотами, тем более – здоровыми. Женька из пятьдесят третьей и Тонкий из пятьдесят шестой. Вовка оглянулся. Отступать некуда – позади только открытая дверь на балкон и тринадцать этажей. Несчастливое число.
Они с Вовкой в ДЮСШОР ходили, до того, как Хрень началась. Качки были, а Вовка – он по греко-римской. Женька с Тонким и после Хрени умудрялись в спортзал бегать и все эти свои широчайшие и трапециевидные мышцы сверх всякой меры надувать. Вот и добегались.
В ополчении в основном спортсмены и были, ну, и гопота всякая. Не старше восемнадцати. Они Хрень восприняли спокойно, даже с некоторым удовольствием. Оружия практически ни у кого не было, обходились монтировками, топорами, баграми пожарными. Главное – чтобы в большинстве быть. Эта тактика и против живых, и против мёртвых удачно работает. Только с мёртвыми легче – ты уже не бандюк какой-то, а типа герой. Те, которые из ДЮСШОР – они, в общем, старались отдельно от этих «нормальных пацанов» держаться, потому что всё там какое-то было на нервах, на понтах. Но если такой прибивался – не гнали, пацаны толк в мочилове знали. Правда, их по причине нервов первых и кусали.
Вовка с соседями, которые сейчас в квартиру к нему ввалились, тоже в ополчении раньше были. До того, как зараза в городской водопровод проникла. Там уже не до патрулирования кладбищ и дорог стало, любой может внезапно откинуться – и тогда уже не полуразложившуюся бяку валить надо, а прям близкого уже человека, к тому же весьма крепкого. Окоченение не наступило, двигается, зараза, легко, и норовит прыгнуть. По нему и не скажешь, что он трупак. Единственный признак – не моргает, и взгляд не фокусируется. Это очень плохо – не знаешь, что он отчебучит сейчас.
Все стали всех бояться, заперлись в квартирах и теперь о том, чтобы одолеть тварей, не шло даже речи. Самому бы выжить. И Светка ещё…
Светка!
Лишь бы визжать не начала, дура. Если, конечно, сама уже не того. Она сейчас на кухне, собиралась воду кипятить. Кто дверь забыл закрыть в квартиру, она или он? Наверное, она. Дура! Если удастся от этих уродов отмахаться – пистон вставить по самые гланды. Вовка ведь её отбил, буквально из зубов вырвал, должна понимать элементарные правила. Вот он – даже в комнату дверь на замок закрыл, хотя от этой еврофигни никакого толку. Всё, понеслась…
Первым в пролом ввалился Тонкий. Тонким он, конечно, никогда не был, здоровилла под центнер. И как назло – топор на кухне. Мертвяка ударом трубки от пылесоса не остановишь. То есть подгнившего ещё можно, если хорошенько пару раз уелдосить, чтобы он ориентацию потерял, потом… чего потом, этому и суток нету, вот, как мягко движется, ни окоченения, ни трупных пятен, только кровь на пасти да по всему пузу, кого-то уже выпотрошил, урод. Его только грузовиком можно…
И тут всё встало на свои места. Этих уродов он точно переиграет, потом вставит пистона Светке, если её не тронули, потом сядет на грузовик, который во дворе стоит – и ходу отсюда, куда глаза глядят. Вовка начал пятиться к балконной двери. Давай, Тонкий, подходи.
Чем удобны трупаки – они не защищаются. Они ломятся вперёд, и не важно, что перед ними толпа с топорами, ломами и углекислотными огнетушителями – подмораживать тех, кто побойчее… Тонкий, тебя подморозить нельзя, а вот остановить – легко. Ближе. Ближе. Жека, ты там тоже не отставай.
У самого балкона Вовка правой рукой ухватил пустую пластиковую кадку и резко надел Тонкому на голову – чтоб не тяпнул раньше времени. Пока Тонкий разочарованно рычал под белым пластиком, пытаясь снять туго севшую кадку, поднырнул ему под ноги, ухватил за лодыжки и резко встал. Ох, тренироваться надо. Не разворачиваясь, задом наперёд, , Вовка вывалился на балкон. Ноги Тонкого задёргались, трупак яростно рычал под кадкой, пытаясь вывернуться, но было уже поздно – Вовкина поясница больно ударилась о перила, можно отпускать.
Не проводив отчаянно визжащий труп взглядом, Вовка приготовился встречать Женьку. Но тот почему-то не торопился. Он застыл посреди комнаты и смотрел на Вовку испуганным взглядом.
– Вован, ты чего? Мы ж пошутить хотели, у тебя ж днюха сегодня…
Вашу мать… До Вовки только сейчас дошло, что оба «мертвяка» отчаянно сопели, пока ломали дверь, и это рычание Тонкого под кадкой… трупаки никогда не рычат и не сопят, он вообще не дышат… идиоты.
Он бросился на балкон. Тонкому повезло – он умудрился зацепиться за антенну на десятом этаже. Всё ещё в кадке, он вслепую подтянулся на ободранных руках, закинул ногу на перила, почти сорвался, но его ухватила чья-то рука. Потом появилась голова.
– Помоги… – начал было Вовка, и в этот момент мертвяк впился зубам в ногу Тонкого. Тот заорал, извернулся, ударил другой ногой мертвяку в рыло, и вырвался из мёртвой хватки. Потом раздался отчётливый хруст ломающихся костей.
Женька стоял рядом и смотрел, как внизу, к конвульсивно дрыгающемуся Тонкому подтягиваются мертвяки. Их тут было много, оказывается.
– Не трогайте его, твари, – крикнул Женька.
Это бесполезно, потому что мертвяки не воспринимают колебаний воздуха. Они только тепло видят.
– Вован, ну чего ты натво…
С Женькой оказалось проще. Удар хрустальной вазой, поднять ноги – и вот второй качок стремительно летит на помощь другу.
Светка. Это она их впустила, у него же день рождения сегодня.
Шутники.
Он ударил её топором в затылок. Нечего плодить нечисть, валить надо сразу. В ополчении имелось неписанное правило – если чувствуешь, что калямба скоро, постарайся сделать так, чтобы от башки ничего не осталось.
Так, теперь осталось себя обезопасить от съедения заживо, или от мёртвохождения, Хрень редьки не слаще. Капроновый шнур на шею, метров пятнадцать запасу, другой конец к батарее. Даст бог, умрёт от страха ещё в полёте. А нет – под собственной тяжестью шнур башку отчикает, тоже быстро и почти не страшно.
На улице послышались выстрелы, взрывы, рёв двигателей.
Вовка посмотрел на голые ноги Светки. Блин, ну чего она такая дура оказалась…
Потом снял с шеи петлю, выдернул из черепа Светки топор и пошёл к двери.


произведение публикуется в рамках игры “Зомби-пятнашки”
(с) Алексей Лукьянов.
печатается с разрешения автора
Источник: блог автора

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *