Bleach! !Блиц! второй эпизод

Сразу говорю – это уже не смешно и вообще непонятно, кому нужно.
Но если вы-таки возьметесь читать, не забудьте кликать на линки музыкального сопровождения. А то, чего доброго, будете под j-pop читать. Знаю я вас, отаку…

Действующие лица
Первый эпизод

ВТОРОЙ ЭПИЗОД: СВИНЯЧЬЯ РАБОТА

Спальня КУРОССАКИНА, половина седьмого утра. КУРОССАКИН спит, обняв подушку. РУКИИ нигде не видно, но на полу по-прежнему валяется скомканная рубашка.

Звонит дверной звонок.

КУРОССАКИН продолжает спать. В дверь звонят нудно и настойчиво. Наконец КУРОССАКИН встает, разминает ладонями лицо и открывает дверь. В дверях стоит ПАПА КУРОССАКИНА — крепкий мужчина на пятом десятке лет, одетый в милицейскую форму. Как только дверь открывается, ПАПА КУРОССАКИНА без предупреждения бьет КУРОССАКИНА в челюсть.

ПАПА: Я тебе говорил, поставь новую цепочку! И САДОМАЗО предупреди, что если он эту опять порвет, я к нему наведаюсь, хоть он и не на моем участке.

КУРОССАКИН, увертываясь: Папаша! Жесть твою!

ПАПА протягивает КУРОССАКИНУ сетку с продуктами.

ПАПА: На, сестры передали.

Утренний ветер распахивает неплотно закрытое окно. ПАПА вздрагивает.

ПАПА: Закаляешься, я смотрю. Ну-ну. Так держи сетку-то. А то мне на дежурство заступать.

ПАПА удаляется, напевая «А ну-ка, песню нам пропой, веселый ветер». КУРОССАКИН тупо смотрит в открытую дверь, держа в правой руке сетку.

ЗАТЕМНЕНИЕ.

Пасмурный осенний день. Камера делает круг над заводской территорией и снижается у проходной, вид изнутри. Что завод производит и на какой должности там работает КУРОССАКИН, на протяжении всего сериала остается невыясненным.

Звучит песня «Кирпичики»

КУРОССАКИН шагает к проходной, глубоко задумавшись. Внезапно он останавливается, как вкопанный. У проходной стоит РУКИЯ в шерстяной кофте поверх ситцевого платья фасона «строительница коммунизма».

РУКИЯ: Привет, КУРОССАКИН!
КУРОССАКИН: Здорово, коли не шутишь. А ты здесь чего? Присматриваешь, где в заборе дыра?
РУКИЯ, серьезно: Я, КУРОССАКИН, завязала с воровским миром. Сегодня вот на работу устроилась.

КУРОССАКИН молча разглядывает РУКИЮ, потом кивает.

РУКИЯ: А ты бревно! Бревно бесчувственное! Хоть бы спросил — А жить-то есть где?

КУРОССАКИН, угрюмо: Жить есть где?

РУКИЯ: Негде, КУРОССАКИН. Негде. В общагу меня с моей биографией не берут. На завод взяли — и на том спасибо.

КУРОССАКИН вздыхает.

КУРОССАКИН: У меня жить негде. Совсем.

РУКИЯ: Ну хоть чаем угости, что-ли? Ичиго?

КУРОССАКИН, мрачно: Ичигом меня не кличь. Еще ботинком бы обозвала. Зови просто КУРОССАКИН, и всё тут.

РУКИЯ: Ой, извини.

КУРОССАКИН засовывает руки глубоко в карманы спецовки и, ссутулившись, идет домой. Рукия о чем-то рассказывает, забегая то слева, то справа.

Небо темнеет. Начинает накрапывать дождь. КУРОССАКИН и РУКИЯ срезают путь через какой-то внутренний двор, мимо детской площадки. В центре песочницы зачем-то выкопана довольно широкая яма, в которой стоит вода, оставшаяся от предыдущего дождя. Из лужи вдруг вырастает ПЕТР ПУСТОТА в кожанке и черных брюках.

ПУСТОТА: Ничего не помню — (ощупывая голову) – Совершенно. Помню только сон, который мне снился: что где-то в Петербурге, в каком-то мрачном зале, меня бьют по голове бюстом Аристотеля, и каждый раз он рассыпается на части, но потом все происходит снова… Готика… Но теперь я понимаю, в чем дело!

ПУСТОТА ловко прыгает и хватает КУРОССАКИНА за рукав. РУКИЯ ахает. КУРОССАКИН с размаху бъет ПУСТОТУ в живот левой. ПУСТОТА сгибается пополам, шатаясь, делает несколько беспорядочных шагов и падает в лужу, подняв фонтан брызг. КУРОССАКИН с минуту ждет, но из лужи никто не появляется.

КУРОССАКИН: Вот и ладно.

КУРОССАКИН хватает остолбеневшую РУКИЮ за руку и удаляется быстрым шагом. В луже булькает одинокий пузырь, подом другой. Дождь усиливается и переходит в ливень.

ЗАТЕМНЕНИЕ.

Квартира КУРОССАКИНА. Открывается дверь, входит КУРОССАКИН, насквозь промокший под дождем. За ним — РУКИЯ, такая же мокрая.

КУРОССАКИН скидывает на пол мокрую спецовку и рубашку и начинает рыться в стенном шкафу. РУКИЯ с интересом рассматривает голый торс КУРОССАКИНА.

КУРОССАКИН, не оборачиваясь, протягивает назад одну из своих рубашек, потом старые тренировочные штаны. РУКИЯ забирает одежду.

КУРОССАКИН натягивает на себя майку без рукавов, находит еще какие-то штаны и, обернувшись, обнаруживает РУКИЮ в одних трусиках, застегиваюшую на себе рубашку. КУРОССАКИН крякает и опять отворачивается.

Слышно, как поднимают с пола насквозь мокрую одежду

РУКИЯ: Пойду развешу, пусть сохнут.

Смена сцены. КУРОССАКИН сидит за столом, что-то читая. Заходит РУКИЯ, неся две чашки чая в руках, а под мышкой — пачку печенья «Молодежное». Они молча пьют чай.

Смена сцены: РУКИЯ расчищает нижнюю полку шкафа. Заходит КУРОССАКИН

КУРОССАКИН: Я там деньги не храню.

РУКИЯ краснеет.

РУКИЯ: А я здесь спать буду. Ты ведь не выгонишь меня, КУРОССАКИН.

КУРОССАКИН молчит.

РУКИЯ легко касается его руки.

РУКИЯ: Спасибо, КУРОССАКИН. Я, пожалуй, лягу.

РУКИЯ залезает в шкаф и закрывает за собой дверцу. При ее небольшом росте она как раз может спать, согнув ноги.

КУРОССАКИН крякает и опять выходит за дверь. Он возвращается, таща за собой раскладушку.

КУРОССАКИН стучит в дверь шкафа: Не дури, слышь. Вылезай, я раскладушку притащил.

В шкафу молчат. КУРОССАКИН еще раз стучит.

ЗАТЕМНЕНИЕ

КОНЕЦ ВТОРОГО ЭПИЗОДА

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *