Аурум (4)

(прим. авт. тут хронология у меня идет наперекосяк.)

ДВА

 

Просперо отдыхал после занятий в спортзале, когда в дверь его апартаментов вежливо постучали.

– Входите, не заперто. – откликнулся он. Замок мигнул зеленым огоньком. Аккуратно приоткрыв дверь ровно на столько, на сколько было необходимо, внутрь просочился кто-то из Бьючелов. Просперо никак не мог разобрать, кто из них кто, особенно в последние месяцы, во многом благодаря откуда-то занесенному в прайд Бьючелов поветрию красить волосы в фантастические цвета. Бьючел отрывисто поклонился и протянул Просперо конверт.

 

– Вам письмо, милорд.

– Хм, от кого бы? – удивился Просперо, хватая конверт и грубо, ногтями, вскрывая плоть белой мелованной бумаги. – А-а, ясно. Приносят извинения, слизни… нет-нет, погоди, тут есть еще и вторая страница. Это интересно, Бьючел. – остановил он собравшегося уходить подчиненного. – Глава департамента внешней разведки, сама Хильда Хакаарен, по матери Бок, отправляет мне личное письмо. За это стоит выпить. Налей-ка коньяку.

– Нет, стой. Я сам. – тут же остановил он Бьючела, направляющегося к бару. – Ступай. Вали, вали отсюда. Сам, без тебя разберусь.

Защелкнув за Бьючелом дверь, Просперо, хохоча, ринулся к бару, грубо, роняя льдышки, насыпал в стакан мороженой воды, щедро плеснул коньяку и ринулся к зеркалу – чокаться.

– Ну, за нас, мой милый Нарцисс. – шепнул он зеркалу. И немедленно выпил.

Тщательно обсосав льдышку, отдающую противным коньячным послевкусием и бросив стакан в раковину, он вернулся к письменному столу, подцепил двумя пальцами письмо Хильды и с выражением, вслух, начал читать.

 

Дорогой Просперо.

Несмотря на то, что живем мы с тобой на разных этажах одного и того же здания, я постоянно замечаю, что погода, что стоит по другую сторону наших с тобой окон разная. Например, у меня вчера был дождь, ты же постоянно нежишься под тропическим солнцем. Я списываю это на разные причины, и одна из них – ты делаешь это нарочно, чтобы меня позлить. Спасибо, ты добился своей цели.

Впрочем, перейдем к делу. Как ты  уже, наверное, понял, у меня есть причины общаться с тобой столь архаичным способом. Одна из этих причин – это то, что прайд Бьючелов невозможно подкупить. Вторая причина заключается в самом характере новостей, которые я хочу тебе сообщить.

Как ты давно знаешь, уже год как мы безрезультатно ищем как мага, так и замарашку. А точнее, здесь нужно употребить прошедшее время. Искали. Сдесь сделай паузу и не торопись заглядывать в следующий абзац. А впрочем, я тебя знаю, ты ведь обязательно заглянешь.

Вчера мне позвонили из штаб-квартиры «Мед-ОК». Туда вперлась, не скрываясь, наша красотка Эш и без лишних обиняков сказала, что она сдаст нам Аурума. Причины этого экстравагантного поступка нам еще предстоит выяснить, но это не главное. Главная зарытая собака состоит в том, что наша хрустальная туфелька требует своего прекрасного принца. Просперо, ты просто представить себе не можешь, какое удовлетворение мне доставило написать предыдущее предложение. Она. Хочет. Тебя. Ха-ха три раза.

Не особо утрудив голову, я смело предполагаю, что этому есть две причины, и первая не обязательно отменяет вторую. Либо она хочет тебя лично, либо тебя хочет Златый, а она у него на посылках. В любом случае на их заказ мы можем сделать контр-игру любого качества, даже не особо утруждаясь.

Перейдем к деталям. Замарашка сдает Златого без каких-либо условий, если ей дадут час поговорить с тобой. Без свидетелей. Судя по ее уверенному виду, скрытые микрофоны и прочие прелести цивилизации ее не волнуют. Я, естественно, не стала терпеть такой наглости, раздела ее и засунула в температурную камеру, где жара под тридцать, пусть попотеет. Минус десятый этаж, второй номер, код «12345». Пользуйся на здоровье, но не забудь нацепить презерватив, мало ли что.

Твоя Хильдочка.

P.S. Хоть она даже тебя и СПИД-ом заразит, а на совещание завтра в четырнадцать явка обязательна. Х.

Просперо довольно захохотал, выбросил письмо в специальную медную урну и поднес к нему зажигалку. Наблюдая за чернеющей бумагой, он ласково приговаривал: – Гори-гори ясно, чтобы не погасло! У Хильды гори, у Матильды гори, у Имельды гори, а у нашего Просперо – не гори-и-и-иииии!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *