Эш(12)

Предыдущее
http://smalgin.livejournal.com/tag/ashes

Эш стояла в боковых покоях и хладнокровно полировала ногти пилочкой, прихваченной с макияжного столика у Генриетты. До начала официальной части оставалось пятнадцать минут.
Сзади раздались четкие мужские шаги. Волшебник? – задумалась Эш. – Нет, у того мягкие шаги и туфли на тонкой подошве. Король? Нет, у того кованые армейские ботинки. Кто же?
Мягкие ладони закрыли ей глаза и голос Монтрезора произнес, слегка задыхаясь:
– Угадай, кто?

– Ах, Просперо! –воскликнула Эш, прижав руками ладони пажа к своему лицу. В волнении она разрешила пальцам юноши скользнуть ниже, легонько обвести подушечками контуры губ, скользнуть под подбородок, задержаться на линии ключиц…
– Просперо, что ты делаешь? –простонала Эш, поворачиваясь к пажу. Щеки ее пылали.
– А что? – паж прикинулся непонимающим.
– Но принц же, принц… – Эш тяжело дышала, едва сдерживая себя.
– Принц еще не прибыл. – ободряюще сообщил Просперо, взглянув на часы. – Он появится через пятнадцать минут и пройдет прямо в зал, где его уже будем ждать мы. Так что расслабься.
– Хитрый мальчик. – улыбнулась Эш, притянула пажа к себе и впилась ему в губы. Поцелуй был долгим и страстным. Наконец оторвавшись от Просперо, Эш лукаво глянула ему в глаза и спросила.
– Ты меня любишь?
Просперо слегка покраснел, что сделало юношу еще привлекательнее.
– Я жить без тебя не могу.
– Я тоже. – без обиняков сообщила Эш. – И у нас еще есть пятнадцать минут до того, как я выйду замуж. Закрой боковую дверь, а я – главную. И вставь в ручки стул, что-ли…

Главная дорога, ведущая в королевство, охранялась отрядом стражи из двадцати человек и приданным к ним сержантом из стройбатовцев Петера. Для надежности дорогу перегородили каменным блокпостом квадратной формы, с двумя воротами в противоположных сторонах и шестью башнями. Внутри блокпоста была мощеная площадь, на которой стояло здание казарм и несколько сараев, служивших временными складами для растаможки товаров.
Дневную стражу уже час как сменили, когда под стенами блокпоста начали происходить невидимые постороннему глазу передвижения. К стенам ползли шестеро, облаченные в полные маскировочные одеяния. Все они щеголяли автоматами и очками ночного видения. Один из них, кроме того, пыхтел под тяжестью объемистого рюкзака. Остальные воины находились в леске, в километре от блокпоста в ожидании своего часа.
Найдя укромное место у границы деревьев, один из ночных убийц сноровисто распаковал свой рюкзак и извлек оттуда набор металлических полос. Аккуратно собрав полосы в нечто, напоминающее не то антенну, не то ежа, он достал из рюкзака металлический ящичек и подключил его к антенне толстым черным проводом. Откинув верх ящика в сторону, воин открыл приборную панель с тремя кнопками и просигналил лейтенанту подтверждающим жестом. В ответ раздался широкий взмах рукой: – «Поехали!»
Техник нажал левую кнопку, заставив ящик басовито загудеть. В воздух одновременно взлетело пять «кошек», закрепившись на разных участках стены блокпоста. Первые трое стражников погибли бесшумно. Четвертый успел заорать, разбудив дневную стражу и сержанта. Тот кинулся к потайному радиопередатчику и обнаружил, что в эфире стоит дикий вой радиопомех.
К чести воинства королевства Маркского следует заметить, что все посты стражи находились в нем в пределах слышимости автоматных выстрелов друг от друга. Так что сержант, отстреливаясь от тьмы из «калашникова», заодно предупредил следующий блокпост о своей судьбе. К сожалению, более о судьбе защитников блокпоста ничего хорошего сказать уже невозможно. Утеряв преимущество внезапности, атакующие просто-напросто вызвали основные силы. Из леска выполз танк и разнес к черту ворота вместе с надвратной башней, откуда по ним кто-то палил из винтовки. Война с королевством Маркским началась.

Придворные в зале начали уже перешептываться, когда дверь боковых покоев наконец отворилась. Оттуда вышли слегка очумевшие Эш и Просперо, оба с блестящими глазами и странно эйфорическим выражением лиц. Впрочем, непорядка в их одежде практически не наблюдалось. То есть это у Эш непорядка не наблюдалось, а вот Просперо явно нуждался в том, чтобы причесаться. Кроме того, он умудрился заляпать правую манжету чем-то, подозрительно напоминающим кровь. Слава богу, его парадный камзол был цвета вина, так что остальные пятна, если они и были, не бросались в глаза.
Оказавшись у парадного входа, Эш начала было оглядываться в поисках принца, как кастелян, накинувший на свои плечи по случаю свадьбы мантию церемониймейстера, объявил:
– Принцесса Эш и принц Просперо!
Эш тихо ахнула. Грянула музыка – торжественный марш Мендельсона. Просперо, улыбаясь во весь рот, учтиво предложил Эш руку.
– Но… мой принц… – зовуще выпрямилась Эш и не пошла – поплыла навстречу. Мир вокруг исчез, побледнел. Что-либо значил только он, принц Просперо. Любимый. Цель.
Как дошли до трона, она не помнила. Места, где ее касались пальцы Просперо, одновременно леденели и пылали огнем. Огонь разрастался, начав с холодного пламени внизу живота. Когда к молодоженам обратился король, пожар охватил бедра и дополз до груди. Через минуту Эш о чем-то спросили, но пламя уже пылало в горле и поэтому она просто закивала вместо ответа, приложив руки к груди. Сквозь огонь прорвался Петер, разведший руки в жесте благословления. Зал аплодировал.
Просперо мягко, но решительно ухватил Эш в обьятия и склонился к ее пышущему жаром лицу. Эш думала, что он хочет поцелуя, но принц мягко и настойчиво шептал, добиваясь понимания:
– Ну как там бабка, все еще жива?
Ну как там бабка, все еще жива?!
На Эш словно ушат ледяной воды вылили.
– Просперо… – прошептала она. – Мой принц… глупый мальчик, поцелуй же меня наконец, люди смотрят!
На «галерке», где сидела охрана с различными стрелятельными устройствами, кто-то не выдержал и заорал «Горько!»

Тем временем группа спецназа, преодолевая ожесточенное сопротивление одиноких стражников, двигалась к столице под прикрытием танка. Крестьяне и прочие мирные жители, предупрежденные стражей, разбежались, аки черт от ладана, предварительно перегородив дороги и проезды грубо скованными противотанковыми ежами. Заграждения приходилось либо убирать, либо расчищать, что довольно сильно замедлило атакующих. Потеряв двоих на расчистке «ежей», лейтенант решил более не рисковать и приказал искать обходные пути.
Так или иначе, но через полчаса враг оказался у врат столицы. Все развивалось по плану. Ворота были вынесены несколькими выстрелами из пушки и спецназ вступил в город. Но тут защищающиеся неожиданно решили показать зубы и метким выстрелом из противотанкового гранатомета подбили танк. Война затягивалась.
Внезапно над полем боя раздалась оглушительная канонада. Все бойцы мгновенно залегли. Выглянув из-за укрытия, лейтенант увидал, как над ратушей распускаются цветы фейерверка.
– Да он охренел! – не поверил лейтенант своим глазам.
– Вот такое хреновое лето, командир. – невпопад заметил кто-то из бойцов, бинтуя задетую пулей ногу прямо поверх штанов.
– В задницу лето! – мгновенно озверел лейтенант. – По плану мы должны быть во дворце через десять минут! Вперед, подонки! Провалите задание, снова заставлю учить албанский!
– Цыганский. – с философским спокойствием заявил раненый боец, заканчивая бинтовать и берясь за автомат.
– Два наряда вне очереди после боя!
– Есть два наряда!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *