Эш(8)

До этого было следующее:
http://smalgin.livejournal.com/tag/ashes

Вскоре после разговора о семье Монтрезор внезапно куда-то испарился, а вместо него Эш стал опекать королевский волшебник. Соответственно изменилось и расписание- исчезло фехтование, спорт, танцы да и вообще все активные виды деятельности. Вместо этого Эш просиживала с магом целыми днями, то споря о политике Германии тридцатых годов, то разбирая Макиавелли. Вечера они коротали за игрой в тонк или драконий покер, а иногда волшебник приносил гитару и приятным баритоном исполнял романтические песни. Вино приятно грело грудь и тяжелило руки. Эш расслаблялась и позволяла музыке уносить себя куда-то далеко, где плыли алые паруса, желтел под луной изгиб гитары и цвели зеленые знамена любви. От любовных песен сладко томилось сердце.

Волшебнику же, как ни странно, не шли эти вечера впрок. Он осунулся, слегка побледнел лицом и явственно прибавил седины. Эш как-то спросила его, чем он занимается ночами. Маг отшутился, сказав, что поставил себе задачу соблазнить всех женщин королевства и как раз пошел на второй круг.

Одним вечером маг вдруг объявил:

– Эш, а ведь принц скоро приедет.

– Когда? – вымолвила Эш, обмерев. В груди забухало, забеспокоилось что-то древнее, непонятное.

– Через месяц. – ответил волшебник, откладывая гитару и закуривая очередную длинную ментоловую сигарету. Он явно ждал от Эш еще вопросов, но ей вдруг свело горло. В желудке трепыхался комок, угрожая подняться вверх по пищеводу. Девушка отрывисто вздохнула, пытаясь придти в себя.

– Что… что мне нужно делать? – Эш умоляюще взглянула на мага. Тот улыбнулся через облако сигаретного дыма и заложил ногу на ногу.

– Да ничего особенного. Он приедет, устроим бал. Заодно увидишь родственников – твоя семья, между прочим, приглашена. Ну а дальше видно будет. В конце концов, это вы с принцем женитесь, а я так, сватом поработал.

Эш закивала, соглашаясь на всё. Волшебник ободряюще улыбнулся, отложил сигарету в пепельницу и налил девушке еще вина. Эш судорожно заглатывала вино, не чувствуя вкуса, а маг продолжал говорить.

– Уверяю тебя, принц – добрейшей души человек, так что все у вас получится. Он мухи не обидит, а уж такую красавицу, как ты – тем более…

Силуэт мага расплылся, поплыл по краям радужными разводами и Эш тихо обмякла на стуле, свалившись в неожиданный обморок. Маг тяжело вздохнул и кликнул служанку, чтобы та помогла перенести девушку на кровать.

– Вот же сплюшка. – ласково журил он Эш, подлезая ей под левую руку и ухватывая за талию. – Чуть что – сразу спит. И меня переспать горазда, и Петера. Вон Монтрезор, он у нас спать не любит, чуть что, подхватывается и круги вокруг дворца нарезать. Две пружины, а не пацан. А ты у нас самая настоящая Соня. Соня Кисельная…

Эш тихо хихикнула. Маг повеселел и продолжил:

– Да-да, а ты думала. Янина после свадьбы обязательно разболтает – дескать, принцесса наша – Соня Кисельная, спит за двоих, а то и за троих, а принцу отдуваться приходится. Смотри, в брачную ночь не засни, а то конфузия выйдет.

– Уж постараюсь. – хрипло прошептала Эш, чувствуя, как ее бережно опускают на кровать. Ей виделись сосны на взморье и статный мужчина в камзоле, расстегивающий ей блузку.

– Эш, а скажи ты мне, – вкрадчиво шептал маг ей на ухо, освобождая девушку от верхней одежды. – что тебе мачеха говорила?

Эш молчала. Маг поправился:

– А что тебе матушка говорила?

Нет ответа.

– А что тебе Имельда говорила?

Эш заворочалась, забрыкалась, мешая служанке стягивать с нее замшевые сапожки. Маг не отставал:
– Что? Что тебе Имельда говорила?

– Ммм…ммм..мм! – промычала Эш, не открывая рта.

– Что, что? Отчетливей, отчетливей! – требовал волшебник.

– Все должны знать, что мы – честная, но бедная семья. – Эш вдруг стала имитировать голос Имельды. – Поэтому и только поэтому тебе приходится донашивать вещи старших сестер. Поверь, если бы у нас было достаточно денег, никто из нашей семьи ни в чем бы не нуждался.

Маг длинно, разочарованно вздохнул.

– А еще что?

– Королевский маг – прекрасный экземпляр бизнесмена. – как магнитофон, цитировала Эш. – Всего за десять лет он умудрился создать корпорацию из многих тысяч работников, которая требует самых минимальных усилий для сохранения стабильности. Король Петер – всего лишь маска, марионетка. Я не верю, что он играет какую-либо полезную роль.

Эш сменила голос на сопрано Хильды.

– Я думаю, матушка, ты недооцениваешь Петера. Но у меня нет доказательств, поэтому я промолчу.

Эш чеканила предложения голосом Имельды, словно гвозди заколачивала:

– Поверь мне, девочка. Я там была. Я знаю, что говорю.

– Стоп, стоп, хватит, Эш, хватит. – зашептал маг. – Это я уже слышал. Это она тебе приказала заучить?

Эш старательно замотала головой. Маг тихо выматерился.

– Ладно, спи.

Выйдя из спальни, волшебник с огорчением обнаружил, что оставленная в пепельнице сигарета догорела до фильтра и погасла. Закурив новую, он стремительно вышел из дома и зашагал по направлению к ратуше.

Ратушу король Петер перестроил основательнее всего. Где было возможно, удвоил толщину стен, а внутри спланировал хитрую систему комнат и бойниц, благодаря которой любой участок периметра просматривался как минимум тремя неподвижными постами, не считая патрульных. Маг считал, что все эти меры безопасности не стоят и ломаного гроша, поскольку враг будет действовать через предательство, шпионаж и яд, но держал свои соображения при себе.

Петер был в тронном зале, переоборудованном когда-то из зала судебных заседаний. Король сидел за столом в одной рубахе и пил пиво. Свой «конский хвост» он опять распустил. Увидев мага, Петер оживился:

– Привет, Златый. Ну как прошла вводная?

– Как обычно. Эшка отрубилась, я на волне транса сумел задать несколько вопросов.

– И как насчет ответов? – поинтересовался Петер, наливая магу пив.

– МММ-МММ-ММ! – зло процитировал маг и в один присест влил себя целую пинту.

– Ммм-ммм-мм? – оценивающе повторил Петер. – Что бы это могло быть?

– Не придуривайся. – отрезал волшебник. – Обычная кодовая фраза. Это конечно, прогресс – раньше и этого не удавалось добиться, сразу переходили на цитирование новых указов надцать седьмого съезда партии. Но бал через месяц, а я так и не прорвался сквозь барьеры.

– А говорил – на коленке делано – захихикал Петер и долил обе кружки. Маг побледнел, явно взвешивая острое слово, но проглотил оскорбление.

– Мало ли что я говорил.

Какое-то время оба молча пили пиво. Петер шумно обгрызал сушеную рыбцу, маг закусывал маринованными опятами.

– Как там Просперо? – неожиданно спросил король. Маг пожал плечами.

– Да как обычно. С ним-то все в порядке, что это ты вдруг забеспокоился?

– Да мало ли. – неопределенно помахал воблой Петер. Маг оскорбленно хрюкнул, допил очередную кружку и поднялся из-за стола.

– Пойду я. Новости сообщил, ободрения от тебя ждать – как от козла молока, а пива я уже принял достаточно.

– Кай джя рома? – поинтересовался Петер.

Маг пожал плечами.

– Обратно пойду, дежурить к Эшке, куда ж еще. 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *