Эш(10)

Предыдущее:
http://smalgin.livejournal.com/tag/ashes

Одним ранним утром дверь в комнату отворилась без стука. Впрочем, Имельда ждала этого давно и предусмотрительно спала одетой. Рывком вскочив с постели, она оказалась лицом к лицу с королевским магом.

Маг дружески махнул рукой:

– Не стоит, госпожа Бок. За дверью стоят два стройбатовца, которые вас брали в прошлый раз. Присаживайтесь.

Имельда вздохнула, аккуратно заправила постель и опустилась на нее, прямая, словно штык проглотив. Маг терпеливо ожидал, стоя напротив.

– Ну? – наконец прорвало Имельду. – И чего же от тебя ждать, манипулятор?

– Имельда… – улыбнулся волшебник. – ты, как всегда, зришь в корень. Я наслушался твоих сентенций от Эш и могу тебя поздравить с чисто сделанной работой. Не подкопаешься.

– Это точно. – ехидно улыбнулась Имельда. – Не хуже чем здешние решетки на окнах.

– Ага. – согласился маг, присаживаясь на стол, привинченный к полу здоровыми железными болтами.

– Но мучает меня одна загадка. А именно – почему ты не активировала свое творение? У тебя была уйма времени шепнуть Эш пару слов – и ищи потом вас, свищи…

Волшебник сделал паузу. Имельда предпочла ее не заполнять.

– А вместо этого ты сдалась мне практически без боя – два трупа я за потери не считаю. Отсюда следует, что программирование Эш не было завершено. Нужно еще как минимум несколько коррекций, прежде чем программа даст ей хоть какой-нибудь шанс добраться до принца. Я прав?

Имельда по-прежнему молчала.

– Так вот, я намерен дать тебе шанс на коррекцию. Одну. Обещаю, что не буду вмешиваться. Ва-банк. Либо твоя программа обыграет мою программу и принцу каюк, либо моя программа обыграет твою…

– А-а – фыркнула Имельда. – Так ты даже первой ступени не расколол, любитель?

Маг слегка побледнел, но тона не изменил.

– Насчет же твоей судьбы порадовать, сама понимаешь, не могу. Официально ты уже мертва. Выжгла себе мозги при захвате. А вот дочки твои вполне живы. Правда, толку от них, как от козла молока, но на балу присутствовать они будут…

– А я? – заинтересовалась Имельда.

– Увы, нет. – мягко ответил маг. – Через два часа король пришлет сюда палача. Но если ты согласишься, то… – волшебник выудил из кармана балахона аптекарскую склянку черного стекла. – Мягко и незаметно выжигает мозги. Через пару минут после приема потеряешь сознание. Боли не будет.

– Хорошо. – не споря, согласилась Имельда. – Только дайте с дочерями повидаться.

– В моем присутствиии. – предупредил маг.

– Да, да, хоть черта лысого приведи, хоть Петера, сволочь! – сорвалась госпожа Бок, размахиваясь для пощечины.

После звонкого хлопка плоти о плоть в комнате повисла тишина. Маг потирал щеку и чему-то рассеянно улыбался. Имельда Бок зарылась лицом в подушку. Дверь непонятно каким образом успела открыться настеж и в проеме чернел силуэт стройбатовца.

– Так я пошел… Приведу дочерей. – сказал маг и, не дожидаясь ответа, удалился.

Хильда и Ардур рыдали, одна на коленях у Имельды, другая на койке. Имельда металась от одной к другой, плача, увещевая, ободряя, ругая. Наконец Ардур взяла себя в руки.

– Мамочка, что с нами будет?

– Сказали, оставят в живых. – ответила Имельда, утирая щеки рукавом рубахи. – Маг сказал. Вы главное, поосторожнее там, а то ведь может и передумать.

– Мама, что мы должны сделать? – тут же спросила Хильда.

– Дура! – гаркнула мать и отвесила старшей дочери увесистую затрещину. – Твоя работа кончается! Сейчас вас отсюда выпустят, оденут, причешут и поведут на бал. Ведите себя, как и положено мелким родственникам, будьте тихи, незаметны и подобострастны. Когда эта пытка кончится, уходите из дворца. Пробирайтесь на юг, по маршруту Ардур, в одной из точек рандеву вас заметят и подберут. Все, инструктаж закончен, убирайтесь!

– Мамочка! – отчаянно взвизгнула Ардур, кидаясь Имельде на шею.

– Дура… дура… – плакала Имельда, отпихивая Ардур. Подоспевшие стройбатовцы аккуратно вытеснили дочерей из комнаты и закрыли за собой дверь. Впрочем, дверь тут же открылась и внутрь величаво вползло парадное платье, поддерживаемое двумя горничными.

Когда в дверь вошла Эш, на Имельде уже было новое платье, макияж, на столе кружевная скатерть, белье на кровати было сменено с тюремного на гостиничное, а решетки на окнах замаскированы тюлевыми занавесками.

– Госпожа Имельда… – потерянно поздоровалась Эш.

– Эш. – улыбнулась Имельда. – проходи, проходи. Присаживайся. – Она указала на стул – не на тот, тюремный, а новый, специально принесенный венский стул. Эш осторожно подобрала белое свадебное платье и присела на краешек.

– Эш, у меня мало времени, я уезжаю через пять минут, поэтому я просто хочу сказать тебе пару слов на прощанье.

Имельда выдохнула и продолжила.

– Через считанные часы ты станешь принцессой, а впоследствии и королевой. Заклинаю, не обижай моих дочерей. Да, они вели себя с тобой нехорошо… но умоляю, прости их. Они раскаиваются.

– Что вы, госпожа Имельда! – смутилась Эш. – Я не держу ни на кого зла. Я их уже простила. – Эш покраснела, как делала всегда, когда врала.

– Эш…

– Да, госпожа Имельда?

– Крибле, крабле, бумс. – распорядилась Имельда, и тут же, боясь, что сейчас ворвутся стройбатовцы, затараторила:

Программа один-а, вводподтверждаю активациюподтверждаю стираниеактиватораподтверждаю!

– Мама… – тихо сказала Эш.

– Да, доченька… – всхлипнула Имельда.

– Не беспокойся, уезжай. Все будет хорошо.

Эш встала, поцеловала Имельде руку и вышла.

– Да, доченька… – плакала Имельда, уже не сдерживая себя. В двери отворилось оконце для еды и оттуда в комнату швырнули склянку черного стекла. На ощупь склянка была ужасно холодной, а на одном боку белела пошлая надпись белой краской «Выпей Меня».

Взахлеб опустошив содержимое, Имельда легла на кровать, разглядывая белый потолок. Глаза закрывались, кружили красные круги. Комнату стало плавно покачивать, и тут же где-то сверху заиграла музыка, старую любимую песню. Имельда и не заметила, как стала шептать-подпевать в такт, стараясь вспомнить слова:

Young girl in the market , мusic to the men
When the men leave , her eyes are red
When her eyes are closed again she sees the dark market of above
And she sings
They say the most horrible things. But I hear violins
When I close my eyes, I am at the center of the sun
And I cannot be hurt by anything this wicked world has done
When I close my eyes, I am at the center of the sun
And I cannot be hurt by anything this wicked world…

* * *

стихотворный текст (c) Conjure One

One thought on “Эш(10)

  1. Ю:
    Выходит не совсем так, как я описывал, но ничего поделать с этим не могу. Волшебник решил – не стоит давать ей лишнего шанса нагадить… так что до бала Имельда не дожила. Заодно решился деликатный вопрос с Монтрезором, которому маг беззастенчиво наврал…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *