Эш (6)

Предыдушее: http://smalgin.livejournal.com/tag/ashes
Disclaimer: все названия вымышлены, сходство с реальностью чисто случайное.

Небольшое поселение Notre Dame de Chasseur видывало виды и получше. Когда-то сдесь располагался небольшой горнолыжный курорт, а летом туристов завлекало поле для гольфа. С наступлением глобального потепления о лыжах пришлось забыть, а гольфовый бизнес заглох по геополитическим соображениям – дорога номер триста девять была начисто снесена бомбовым ударом десять лет назад, вместе с обозной колонной, имевшей несчастье в тот момент там находиться. Восстанавливать дорогу в прежнем виде не получалось уже никак, поэтому жителям Охотницы приходится периодически разравнивать бульдозером то, что осталось от проезжей части. Полный привод пройдет – и ладно, а туристов в Охотнице уже долго не видали.

У единственного в городе отеля, он же мотель, он же бар и салун «Hirondelle Folle», лихо затормозил основательно нагруженный джип «Вранглер». Хильда Бок вылезла из кабины, осмотрела груз, попинала шины и облегченно вздохнула. Двухмесячное путешествие по разбитым дорогам подходило к концу. Еще сутки до Гатинэ, а там поезд… – Хильда сладко зажмурилась, смакуя осенний воздух, пахнущий смолой. Солнце садилось куда-то за лес. Свобода…

С того дня, как Эш увезли во дворец, Хильда не ночевала дома. Имельда отправила обоих дочерей в разные стороны, строго-настрого приказав забыть о семейных узах, смазать пятки гусиным жиром и не останавливаться, пока не достигнут другого континента. Ардур отправили на восток, так что Хильде оставался запад. Сама Имельда, не обьясняя причин, сказала, что остается. Пока дочери собирались, она меланхолично сидела в гостиной, тасуя и перетасовывая колоду Таро. Два раза она вставала со стула, чтобы сварить еду и насильно накормить Стоува, но тут же возвращалась обратно к колоде.
Ардур не стала брать с собой ничего, засунув только самое необходимое в заплечный рюкзак. Ей предстояло пройти пешком до почтовой станции, там дать взятку кучеру и проехать на запятках пятьдесят километров до восточной границы. Хильда собиралась дольше и основательнее. Она не беспокоилась о весе груза, поскольку собиралась выкатить из дальнего амбара надежно припрятанный автомобиль. Когда Хильда закончила собираться, Ардур уже не было в доме. Загрузив последнюю сумку, Хильда вернулась в гостиную, к матери.
Имельда рассеянно посмотрела на нее, не отрываясь от перетасовывания карт.
–    Мама, мне пора. – раздраженно сказала Хильда.
–    Да, да… – рассеянно отозвалась мать, продолжая разглядывать карты, раскиданные на ломберном столике. В гостиной было неубрано, на подоконниках уже успел осесть легкий слой пыли.
Хильда в ярости засопела, словно бык на корриде.
–    Мать! Я вообще думала, что я для тебя больше значу!
Имельда перевела взгляд на Хильду и улыбнулась.
–    Забудь меня, Хильда. Поезжай. Брысь. Меня нет и не было никогда.
Хильда смахнула с соседнего кресла какие-то вещи, забытые Ардур, и раздраженно уселась, подняв легкий сквозняк, пошевеливший пару карт. Имельда наконец отвлеклась от Таро и с интересом разглядывала дочь.
–    Мать, а пароли, адреса и явки? – на нервах выдала Хильда.
–    Тебе не понадобятся пароли, адреса и явки. – ответила Имельда. – В машине валяется сотовый телефон. Доедешь до Гатинэ, позвони по номеру, забитому в память. Тебя встретят.
–    Ну ладно… Ну и ладно! – обозленно рявкнула Хильда. На глаза просились слезы.

Салун «Сумасшедшая ласточка» состоял из двух зданий. Первое – собственно салун – выходило фасадом на дорогу. За ним стояло второе, в котором по замыслу архитектора должны были ночевать постояльцы. К сожалению, постояльцев было так мало, что здание пришлось забросить. За десятки лет небрежения оно пришло в полнейшую негодность. Желающим переночевать владелец «Ласточки», полноватый француз лет сорока,  предоставлял одну из двух комнатушек, в которых раньше ночевала охрана салуна. Хильда заплатила за одну ночь и осведомилась об ужине. Ужин стоил сумасшедшие деньги и состоял из свежеподстреленной куропатки, поджаренной на вертеле. На гарнир хозяин, извиняясь, принес салат из редиса со сметаной и обьяснил, что прошлогодняя картошка уже кончилось, а новой еще не привезли. Хильда махнула рукой и вгрызлась в куропатку.
Постель оказалась вполне сносной, хотя и жестковатой. Более того, в номере даже действовал водопровод – вода текла из водонапорной башни неподалеку. Приняв быстрый душ, Хильда рухнула на постель, лениво натянула на себя простыню и моментально отключилась. Как водится, ей приснился сон.
Сны, приходившие каждую ночь после побега, радовали своим разнообразием. Творилось что попало. То и дело Хильда просыпалась в поту, жадно пила воду из под крана и опять проваливалась в сон. Проснувшись в третий раз, она решила, что хорошенького – понемножку, натянула одежду и вышла в салун, искать хозяина и завтрак.

Стояла предутренняя полутьма, скрадывающая очертания предметов. За стойкой кто-то возился, судя по силуэту – не хозяин.
–    Э-ге? – окликнула Хильда.
Человек за стойкой выпрямился.
–    Не ждали? – ехидно осведомился королевский волшебник.
Хильда на секунду потеряла дар речи. Бросившись в сторону двери, она потеряла равновесие от неожиданности и больно ударилась копчиком о каменный пол. У двери уже стояли королевские стражи. Один из них приглашающе поманил мечом, холодно блеснувшим в голубом утреннем свете. Перевалившись на четвереньки, Хильда приняла позу низкого старта, собираясь рвануть через черный ход – и застыла. Из двери черного хода воровато выбирались два мужика в испятнанных известкой строительных робах. Один мужик держал топор, другой почему-то пилу.
В ушах звенело. Хильда осознала, что уже давно, не останавливаясь, визжит во все горло. Волшебник поморщился.
–    Хильда Бок, пройдемте. – формальным голосом пригласил маг, указывая в сторону черного хода, но тут же испортил впечатление, мерзко захихикав: – Господи боже, какой эффект. Я, признаться, даже и не ожидал…
–    Сволочь! – завопила Хильда, чувствуя, как подоспевшие сзади стражники хватают ее за локти.
–    А кому легко? – осведомился маг, не ожидая ответа. Мужик с топором тем временем деловито приставил оружие к стене, прыгнул к девушке и накинул ей на голову черный пластиковый мешок. В мешке резко и нестерпимо воняло.
–    Хлороформ? – подумала Хильда и потеряла сознание.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *