Эш (4)

Предыдушие:
http://smalgin.livejournal.com/tag/ashes

Дворец короля Петера, хоть и не мог сравниться с Версалем, тем не менее далеко затмевал «дворцы» окрестных мелкопоместных дворян. Придя к власти, Петер первым делом перестроил городскую ратушу, расчистил вокруг нее пространство от мешающихся частных домишек и отгрохал нечто довольно необычное по своему архитектурному стилю. Больше всего это походило на старую жабу (ратуша) в бриллиантовой оправе многочисленных беседок, веранд, павильонов и просто небольших домиков, блиставших нео-античной белизной. Белизна, впрочем, довольно быстро слезала пятнами из-за местного сырого климата и поэтому вокруг дворца регулярно суетились штукатуры, маляры и просто всяческие разнорабочие. Вот и сейчас карете с волшебником пришлось остановиться из-за процессии заляпанных краской мужиков, осторожно несущих свежеокрашенную фальшивую колонну. Волшебник высунул голову в окно и мужики как-то сразу заторопились, а последний в процессии даже сорвал с головы панаму, просто так, на всякий случай.

Эш продолжала сидеть неподвижно. События этого утра до сих пор не укладывались у нее в голове и приходилось прикладывать нечеловеческие усилия, чтобы углы дурацких мыслей не торчали наружу. Окружающую действительность в такие моменты она воспринимала слабо и лишь слегка удивилась, когда ее взяли за руку и куда-то повели. Послушно идя за провожатым, она по привычке опустила голову и уставилась на свои грубые башмаки. Башмаки сначала шагали по дощатому полу, потом звонко щелкали по каменному, а потом благородно стучали о полированный мрамор.

Провожатый отпустил руку Эш и она машинально огляделась по сторонам, прежде чем вновь погрузиться в раздумья. Огромный зал с мраморным полом, кожаное кресло, косо поставленное в углу, трон…
Жесткая и горячая рука взяла ее за подбородок и повернула. Эш встретилась взглядом со странными голубыми глазами. Они манили и завораживали, глубоко скрытые в глазницах, откуда сверкали, словно бриллианты. Над глазами царил благородный, высокий лоб, обрамленный не менее благородной седой шевелюрой. Да что там шевелюрой, это была просто какая-то грива, для удобства стянутая кожаным ремешком в подобие конского хвоста. Судя по холености, этого жеребца чистят каждое утро, подумала Эш. А может быть, и каждый вечер тоже.

Благородный джентльмен и в самом деле имел несколько лошадиный подбородок. Волшебник кратко доложил: – Наконец, нашли. Резонанс девяносто девять из ста, психика в подавленном состоянии, аутизм, в семье нелады. Отличный кандидат.

Джентльмен лишь кратко отмахнулся свободной рукой. Продолжая смотреть в глаза Эш, он ласково сказал: – Добро пожаловать, девочка. Я – король Петер.
Последнее «эр» раскатистым рокотом раскатилось под сводами тронного зала и Эш вдруг стало тепло и уютно. На язык вдруг сами выкатились слова: – Здравствуйте, Ваше Величество. После этого Эш захотелось сделать реверанс, но король все еще продолжал держать ее за подбородок. Вдруг осознав этот факт, она залилась краской.

Король, захохотав, наконец отпустил ее. Повернувшись к волшебнику, он заметил: – А говоришь, аутизм. Нет, это что-то другое…  – и, опять поймав чарующими глазами Эш, сказал – Иди, девочка. За дверями тебя встретят и проводят в твои покои. А там разберешься по обстоятельствам. Аудиенция окончена.
Эш с облегчением сотворила реверанс, которого так страстно требовало тело и повернулась, чтобы выйти. За спиной у нее опять раздался взрыв королевского хохота и возглас – Да, ты и в самом деле отыскал нечто. Бриллиант, прости господи, нешлифованный!
Деликатный смешок волшебника провожал Эш до самой двери.

За дверью Эш, как и было обещано, ждали. Ожидающих было двое – юноша, примерно тех же лет, что и Эш, в пажеском одеянии, и матрона солидного возраста, занятия которой по ее одежде описать было невозможно. Матрона хмыкнула, увидев Эш.
–    Ну здрасьте, девшка-невестшка.
Женщина глотала «у» в окончаниях, что придавало ее речи совершенно бесподобный колорит.
–    Как звать-то?
–    Эш. – смутилась Эш.
–    Нормально, бывают и похуже имечки. Правильно я говорю, Монтрезор? – хихикнула матрона, хлопнув пажа по плечу.
–    Не верьте ей, сударыня. – смутился паж. – меня зовут Просперо.
–    Один колер, что Просперо, что Монтрезор. – веселилась женщина. – еще бы Даздракопом назвали.
Паж при упоминании загадочного Даздракопа перестал краснеть и явно рассердился. Но его компаньонку уже несло дальше:
–    Меня звать Генриетта. Но это слишком длинно, поэтому зови меня Пэт. Я – мажордом. Еще есть сенешаль Генрик, кастелян Гарри и стюард Годо, но ты их вряд ли увидишь, они все время заняты. А вот мы с Монтрезором будем тебя опекать постоянно.
Матильда смахнула со лба несуществующую каплю пота и продолжила. – Ну что, Эш, пойдем в твои покои?
Эш кивнула.

Покои оказались вполне неплохими. Три комнаты – гостиная, спальня и столовая – в свежепостроенном доме недалеко от ратуши. Светлые стены, высокие сводчатые потолки и застеленный коврами пол. Генриетта и Просперо кратко ознакомили Эш с распорядком дня, показали, за какой шнурок нужно дергать, чтобы вызвать горничную и деликатно удалились, не задав ни единого вопроса. Отдаленно удивившись этому, Эш прошла в спальню, села на кровать и задумалась ни о чем.
Через некоторое, не вполне определенное время, в дверь постучали – раз, потом еще раз… После третьего стука дверь деликатно приотворилась и в комнату заглянул любопытный глаз. Раздался шепот: – Да спит, наверное…

Дверь открылась пошире и в гостиную прошла служанка с подносом, уставленным тарелками и судками. За ней тихо прошмыгнул Просперо и аккуратно, чтобы не стучать, притворил дверь.
Служанка аккуратно расставила еду на столе в столовой, обернулась, чтобы уйти, и непроизвольно вскрикнула – Ох ты, батюшки мои!

Просперо, схватившись за нож, вбежал в столовую, проследил направление взгляда служанки и непроизвольно поежился. Эш, прямая, как спица, стояла у кровати и безумным, немигающим взором смотрела вперед. По чистой случайности ее взгляд упирался как раз в переносицу служанки. Та подвывала и пятилась назад, пока не уперлась в стол филейной частью. Взвизгнув от неожиданности, несчастная девушка опрометью кинулась наутек.
Просперо тихо ругнулся, метнулся следом за ней и запер дверь изнутри. Практически тут же в нее постучали.
–    Кто? – тихо окликнул Просперо.
–    Открывай, Монтрезор, не томи. – раздался в ответ источающий уксус голос королевского волшебника.

Эш открыла глаза и удивилась тому, как быстро наступил вечер. Она, волшебник и Просперо сидели втроем за накрытым столом и, судя по всему, ужинали. Волшебник жадно рвал зубами куриную ножку, зажатую в левой руке, при этом увлеченно читая какой-то рукописный манускрипт, ухватив его правой. Эш подумала, что неплохо было бы и ей перекусить и взяла в руки вилку.

Оба, и Просперо и маг, вдруг остановили свои труды по уничтожению пищи и уставились на нее. Эш покраснела и поспешно положила вилку на место. Волшебник деликатно захихикал и сказал – Эш, не обращай внимания. Тут у нас была небольшая неприятность, и мы до сих пор на взводе. Ешь, ешь. Курочки тебе отрезать? – кивнул он на тушу перекормленного бройлера, из которой торчал боевой нож.
Эш нерешительно кивнула. Просперо тут же вскинулся с места, отхряпал ножом изрядный кусок грудки, подцепил его двузубой вилкой и перенес на тарелку девушки. Тщательно вытерев нож, Просперо вернул его в ножны на поясе и вернулся к еде. Вошедшая служанка приволокла графин с вином, расставила и наполнила кубки и принялась зажигать свечи.

Эш отделила вилкой пару волоконец мяса и положила их в рот. Курица была вполне неплоха. Волшебник, внимательно наблюдавший за процессом, одобрительно кивнул.
–    А пока ты ешь, я тебе прочту стишок моего собственного изготовления. – воодушевленно произнес маг. – Для лучшего аппетита.
Волшебник откашлялся, в два глотка опустошил свой кубок, вытер рот и начал:

Как приятно золотистой рыбке
Резвиться в чистой воде!
Павлину в сапфировом небе,
А пахарю – в борозде!

Мир тонет в пряных цветах аж по плечи,
Лишь ты один в говне до сих пор…
Ой, рыцарь Зигфрид, где же твой меч?
Раскольников, где твой топор?

Эш застыла в трансе, не донеся вилку до рта. Паж неодобрительно крякнул. Волшебник, хохотнув, ухватил кубок Просперо и тоже выпил.
– Сиди, Монтрезор, не влезай. Твое дело – вовремя бить тревогу, а мое – в говне ковыряться. – веско подытожил маг и продолжил читать:

Ну как там бабка? Все еще жива!
Ну как там бабка? Все еще жива!
Ну как там бабка? Все еще жива!
Ты скоро сдохнешь, а бабка – жива!*
                                            * Чердак Офицера   

Эш наконец донесла вилку до рта, прожевала курицу и вопросительно взглянула на волшебника. Тот утробно хохотнул, явно подражая Санте.
– Хорошая девочка. А я, собственно, наелся. Оставляю вас с Монтрезором. Только смотрите, не увлекайтесь, ей еще под венец.
Маг заржал уж совсем непотребно, подобрал свой плащ, небрежно брошенный на пол у двери и вышел. Из коридора раздалось удаляющееся пение:

She comes along
She gets inside
She makes you better than anything you’ve tried
It’s in her kiss…**
                                    ** Nine Inch Nails

Просперо покраснел и уставился в свою тарелку. Эш улыбнулась и спросила:
–    Он всегда такой?

Паж дернулся от неожиданности, но быстро справился с собой, улыбнулся и ответил:
–    Да, практически  всегда. Даже королю от него достается.
–    А когда он пришел? – смущенно спросила Эш. – У меня иногда бывают… провалы… и я не помню.
–    Четыре часа назад. – брякнул Просперо. Глаза Эш расширились. Просперо, мысленно кляня себя за глупость, принялся исправлять ситуацию.
–    У вас, сударыня, и в самом деле случилась небольшая неприятность. Наш маг имеет опыт в подобных ситуациях, поэтому можете не волноваться, ничего страшного не произошло. Вы просто э… немного задумались.
–    Да? – удивилась Эш. – А почему у меня синяки на запястьях?
Щеки Просперо уже просто пылали алым огнем.
–    Вы, э… немножко сопротивлялись лечению. – ответил он, непроизвольно напрягая мышцы живота, куда пришелся снайперский удар правой пятки собеседницы.
–    Да? – опешила Эш.
–    Увы. – признался Просперо. – Я, как ваш личный телохранитель, обязан задать вам деликатный вопрос – и часто это у вас?
–    Не знаю. – призналась Эш. – чтобы вот так – в первый раз. А вообще я с детства немного не в себе. – обезоруживающе улыбнулась девушка. Сверкнули безупречно белые зубки. – Иногда могу час простоять, ничего не замечая, пока не окликнут. Надеюсь, я вас не сильно затруднила? – спохватилась она.
–    Да нет, ничего страшного. – куртуазно ответил Просперо, предпочитая не развивать тему.

Остаток ужина прошел в молчании. Наконец паж решительно отодвинул тарелку.
– Время для сна, госпожа Эш. Генриетта решила устроить вам ванну, так что мне пора убираться подальше. Если что случится, я буду за дверью.

5 thoughts on “Эш (4)

  1. Хотел отыскать текст “Бабки” ЧЕРДАКА ОФИЦЕРА, потому что там строчка “Мир тонет в пряных цветах аж по плечи” поётся так, что нечётко, не разберёшь, слышно только, если не знаешь как правильно “Мир … в цветах аж по плечи”.

    Ввожу ключевое слово “как приятно золотистой рыбке”, появляется ссылка сюда.

    Спасибо! Теперь знаю: “Мир тонет в пряных цветах …”

    А… Я конечно ваш ЖЖ не читал, 1-ый раз сюда попал. Вы-то знаете, что это из песни “Бабка” ЧЕРДАКА ОФИЦЕРА? Она по правде длинная.

  2. У меня вроде бы как весь альбом. Из сети взято.

    Вообще говоря, “Бабку” я использовал из чувства уважения к тов. Кацу, за его “Бар “Дракон”, одно из моих любимых литературных произведений.

  3. У меня “Бабка” на альбоме “С откровенным цинизмом”. У вас есть текст всего альбома? Очень интересно было бы почитать. Там действительно не всегда и не везде всё можно разобрать.
    “Бар “Дракон” ” тоже не попадался. Тоже бы с удовольствием ознакомился, раз вы хвалите.
    Я вот в поисках текста “Бабки” нашёл какой-то маленький сайтик “Чердака”, там понравилось эссе-рассказик “УБИТЬ ЗНАЧИТ ПОДРУЖИТЬСЯ” что-то типа того.
    Это прямо в яндексе “бар дракон” искать, или он где-то по секрету лежит?

  4. Уже скачал. Читаю. Точнее начал, почин сделан.

    Уже понравилось.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *